Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Я не могу рассказать эту историю уже два месяца. Сначала я написала быстрое, краткое, эмоциональное, заходила в черновики, смотрела на запись и закрывала вкладку. Не время, ещё не время, раны пока болят.
Сейчас мою руку не удерживает гипс, муж увёз костыли мёрзнуть на склад, наши парные раны - чертовски символичные, одинаковых очертаний, на одном и том же месте - стали шрамами. Но когда я проезжаю 78 километр симферопольского шоссе, то вижу поднимающихся с дороги призраков, а кисть начинает ныть. И помню тех, кто был этими призраками.
О них