Записи за месяц: Май
19:34 

О детских книжках

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
"Может быть, вообще все мы кажемся марсианами, пока не откроем друг в друге людей?.. "

12:07 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Песня "When the children cry" делает мне неприятно. Она поселилась в моем плейлисте за мягкую мелодию и пару близких строк (тех, что no more presidents и one united world, конечно же), но в целом смысл довольно гадкий. Мы все разрушили, но у нас есть дети, и они все должны построить заново. Нет, мы, большие сильные взрослые, ничего не можем исправить ни для себя, ни для вас, но вы-то постарайтесь! А дети вырастают, становятся взрослыми и уже на своих детей возлагают надежды. Лалала, деточки, за вами мир.
Мы не можем, а вы должны. И по кругу. Как песня после рабочей смены. Тьфу.

10:48 

По запутанным следам

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Это допрос. В лицо - луч прожектора, свидетели — в тени, ты же не должен их видеть, трое судей и только одно слово "Жим!", в котором содержится единственный вопрос: "Сможешь?"
Внутри меня есть довольно вместительная колба для эмоций. Из нее можно брать смазку для всяческих внутренних механизмов, можно снимать пробу и консервировать, можно раздавать окружающим. Есть только два правила техники безопасности: содержимое управляемо, пока колба не переполнена, и перед делом, требующим больших физических и эмоциональных затрат, колба должна быть очищена и по возможности поддерживаться в таком состоянии.
Она начала наполняться на разминке. Страхом. Потому что штангу мужу должна выводить я. Хорошо, первый заявленный вес уже был. Но потом, что потом? Одним неловким движением можно заложить мину на пути к победе, а то и причинить нехилую травму. И да, я никогда не делала это на соревнованиях, только интимная обстановка зала, где все заняты своим делом, а не пялятся на тебя за неимением собственных действий.
Я промывала колбу снова и снова, не давала рукам трястись, не давала холоду чувствоваться. Но заполнение становилось быстрей: волнение за него, волнение за других, его волнение, чужое волнение... Пир эмоционального вампира, ад эмпата.
Не переполняться. Сливать. Переводить в энергию, сжигать.
На крайней попытке и максимальном весе я все же переполнилась. Мертвая точка, напряженные руки, холодный луч света, дрожащий на грифе. "Жми же, ну, жми!" Он все равно не услышит, но переливающиеся через край вера и страх сгорели этим криком. Штанга взлетела вверх, руки выпрямились. "Вес взят!"
Потом я сказала ему, что устроила б темную, если бы не пожал. Потому что да, я выводила эту штангу и вообще! На самом деле, все не так, но об этом я умолчу.
Я никогда не выйду на этот помост соревноваться — слишком другой склад. Я не могу быть такой, как они. Но я их понимаю. Я вижу за их весами время, травмы, труд, терпение, пережитый поражения и старые победы. Они бросают вызов не друг другу, и ответ на тот единственный вопрос они дают не судьям, не зрителям, не соперникам. Они дают его себе.

Бродя по Млечному Пути

главная