• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:25 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Почти не могу слушать музыку. Она должна ложиться на дыхание, слабая-вдох, сильная-выдох, и ударные под пульс. Ничего не подходит под нынешнее, а та, что подходит, сразу выбивается из-за участившегося сердцебиения и прочих активностей занервничавшего организма.
Со мной остались только Pink Floyd и Курт.

19:07 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Ехала вчера от Москвы до дома на частнике. Это те ребята, что по дороге с работы берут попутчиков по цене чуть дороже автобусной. В общем, проехалась, вышла, посмотрела вслед кровавым ранам габаритов на ночной дороге, привычно обхлопала карманы и поняла, что выронила в машине телефон.
Сам по себе мой телефон - это дешевая самсунговская "рация". Контактов много, но все рабочие у меня записаны отдельно, особо важные я помню, а друзья отлавливаются соцсетями. В общем, можно было бы послать телефону воздушный поцелуй, зайти в офис оператора и решить проблему за пятнадцать минут и полторы тысячи денег. Я вообще не очень-то привязываюсь к вещам.
И тут вылезло "но". Этот телефон, маленькая черная коробочка с кнопками — подарок любимого человека. Да, Райдеру осточертело слышать вместо меня робота, сообщающего, что "абонент не здесь, у абонента айфон и поблизости нет розеток", и он купил мне безотказника. Эта мысль переклинила в моей голове все.
Я надеялась свой единственный в неделю нормальный выходной провести сначала в саду, а потом в кровати в обнимку с одним афганцем, у которого красивая обложка и проникновенные предложения. Вместо этого я носилась по автостанции и выпытывала у всех окружающих информацию. В итоге один из постоянных водителей отправил меня домой есть арбузик и не беспокоиться. Через двадцать минут мне перезвонили и сказали забирать телефон. Даже денег на тортик не взяли, ограничились устной благодарностью. А я правда очень благодарна.
День к черту под хвост, зато теперь знакома со всеми водилами Москва-Пущино. Сказали, не будут меня выпускать из машины/автобуса, пока не убедятся, что я ничего не забыла.

А любимый еще сомневался, что в случае необходимости я вытащу его от талибов.

13:47 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Из диалога.
Ирана, обнимаясь с чашкой кофе и изучая Неттера: "Я никогда ни с кем не соперничаю. Нет у меня людей, которых хочется "сделать" и доказать. Вообще не хочу никому ничего доказывать."
Фю: "А я, если вижу кого-то в чем-то лучше, тут же устремляюсь вдогонку и радуюсь, когда обгоняю. Только тебя не обогнала, а подружилась. И я всегда хотела твое самомнение и самооценку."
От неожиданности я допила кофе залпом, попрыгала по комнате с открытым ртом, остужая слизистые, и принялась докапываться. У меня самооценка? Да я вечно страдаю, что не сделала того-этого и еще вон того, то не успела, а здесь не получилось идеально, значит, вообще не получилось. И выяснила простую вещь: я себя сравнивают только с собой. Могла бы сделать, но не сделала. Не "кто-то сделал лучше, догнать и перегнать!", а "черт, я могла бы и лучше, переделать!"
А еще я суперэгоистка. Вот прямо крайняя степень, возведенная в абсолют, эталон (и ах, какая я феноменально скромная!) и чистая выжимка. Да, я все делаю только для себя: ухаживаю за собой, чтоб можно было смотреть в зеркало и любоваться (а на улицу могу выйти хоть в паранже, хоть голышом), учусь не чтобы осчастливить человечество, а чтобы удовлетворить ненасытный мозг, работаю над собой, чтобы быть идеальной в своих глазах. Чужие меня не волнуют. Люди для меня - источник информации, эмоций, красоты, чувств, но и только. Есть те, кем я восхищаюсь, кого люблю, ко многим хорошо отношусь — но это все мое. Личное. Это мои чувства и эмоции, а человек - объект, на который они направлены.
Наверное, с такой штукой внутри я могла бы наворотить дел. Но бодливой корове рогов не дают, да-да. К эгоизму приложена мощная эмпатия. Тут должна быть лекция о зеркальных нейронах, восприимчивости и моделировании чужого поведения через жесты и манеру речи, чтение подтекста и прочее, но мы не на симпозиуме. Когда я оказалась в комнате с пятью людьми, у каждого из которых было паршивейшее состояние, через пять минут я забилась в угол и выносила головой стену за собой со словами: "Больно больно прекратите ВСЕ БЫСТРО ИСПЫТЫВАЮТ СЧАСТЬЕ ПОДУМАЛИ О ХОРОШЕМ И ПРЕКРАТИЛИ СТРАДАТЬ!" И никакие блоки, медитации, психотерапия и прочее мне с этим не помогли. Помогает одно — сделать так, чтобы человеку стало хорошо. Вот тогда мне тоже хорошо — да, эмпатия очень даже распространяется на положительные эмоции, а то почитаешь, и получается, что все эмпаты ощущают исключительно негатив. Но я это сделала не потому что в принципе, а чтоб мне было хорошо. Так и живу.

20:30 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Меня можно поздравить с первой проблемой под куполом: закрутка, два витка. Я мрачно на нее посмотрела, выругалась, раскрутилась и полетела убивать укладчиков.
Но для неба я готова работать и работать.
- Ты же не будешь заставлять меня продавать парашют и бросать скайдайвинг?
- Да если ты продашь парашют и бросишь скайдайвинг, я от тебя уйду!

16:53 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Мне как-то раз приснилось, что у меня рак кожи. Небольшая такая язвочка на шее, которая пустила щупальца по всему организму и жрала, жрала, жрала меня. Помнится, это один из немногих снов, когда я действительно испугалась.
Сегодня мне приснилось, что я беременна. Даже не знаю, что хуже.

21:24 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Самое лучшее, что можно сделать после двух дней, наполненных друзьями и работой — засесть вечером с чаем перед пустым домом. И чтобы компанию составлял только Бажов. Просторечный и архаичный, зато с красивыми женщинами, революционными настроениями, стремлением к красоте и самодостаточностью.
А еще я с ужасом думаю о том, куда мне деть десять кило яблок.

16:16 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Звонила мама со словами: "Сегодня праздник! Хватай самое хорошее яблоко с дерева, ешь на ночь и загадывай желание. Сбудется обязательно!"
Спасибо за то, что понимаешь меня, мам. Везу яблоко с собой в гости.

03:03 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Знаешь, милый, было бы неплохо, если б я любила тебя чуть меньше. Черта лысого я бы тогда тебя отпустила туда.
Но, кажется, я разучилась быть наполовину. Как сердечная мышца — "все или ничего". Поэтому я своими руками собирала тебя в дорогу, смеялась и желала удачи. Может, я пожалею об этом. Надеюсь, что нет.

URL
13:03 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Лень возиться с дизайном самой. Утащила


Тону в меду и лете. Спасибо автору.

12:31 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Чувствую себя средневековым человеком.
Сейчас мы не провожаем людей в магазин так, будто видим их в последний раз. Да что уж, мы и в отпуск их так не провожаем. Да, всегда есть шанс того, что на дороге окажутся недобрые личности с заточкой в кармане, самолет упадет, водила из соседнего ряда не справится с управлением и размажет об бетонку или бетонка прыгнет навстречу и воткнет в грудь ходовую часть автомобиля. Чего говорить, меня чуть не вбило в землю в собственном дворе мешком с цементом. Но. Статистически тех, кто добирается благополучно, во много раз больше тех, кому. Не повезло, скажем так. Не довезло.
Раньше было не так. Съездить за продуктами в город уже подвиг. 70% встеченных в дороге людей хотят от тебя в лучшем случае твои продукты или за чем ты там еще едешь. И сдачу, сдачу тоже! Да и повозка тебе, человек, ни к чему. А, пожалуй, жизнь тоже, живые языком трепят, карьеру портят. А что говорить о путешественниках — самоубийцы как есть!
Там провожали и знали, что могут больше не увидеть. Людей не утешала статистика, что падает один самолет на миллион. Опасность потерять была не пыльным призраком в пыльном углу сознания, а реальностью, которую можно потрогать за холодную руку.

И вот теперь я такой же средневековый Хатико. Только я Хатико бешеный - мечусь по дому и жажду кого-нибудь порвать. Оценила весь смысл фразы "у него не все дома". Точно, не все, потому и пена изо рта и от воды корежит.

10:28 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Пользуясь случаем, передаю привет и благодарности CaptainRaks за его рецепт пирога. Капитан, пирог получился дивный!
"Мой мозг не может совместить, что оно мясное, пряное и сладкое, поэтому кажется не от мира сего" - из отзыва друга.
До прихода Рэя.
Рэй пришел с работы. Анатомия пирога

Сделала пару замен по рецепту, но по мелочи. Еще раз спасибо!

18:52 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Когда-нибудь я перестану орудовать кухонным ножом как скальпелем. А пока вид мяса вызывает у меня условный рефлекс. Прокол-линия-точка. Повторить глубже.
Да, я только что порезала в в мелкие куски почти килограмм говядины и теперь в благодушном настроении.

17:31 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
В больших продуктовых магазинах как на МКАДе в час пик: тут авария — тележка перевернулась, студент не справился с управлением; там пробка — кто-то очень умный и хороший расположился поперек прохода; в любую минуту могут въехать в бок или и вовсе замечтаться и протаранить в лоб. Слетевшие с трассы в стеллажи создают аварийную ситуацию катящимися под ноги банками сгущенки.
Из этого делаю два вывода. Первое - в магазинах пора вводить разметку и ПДД. Второе - я буду классным водителем, потому что каждый раз миную этот ад целой, невредимой и быстро.

11:13 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Мне сказали, что я музыкально зеваю. Вот так стоит говорить комплименты, а то скулы, ключицы, разрез глаз, талия... Скучно.

13:34 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Когда через одиннадцать часов после выезда из Москвы я стояла на КАДе, напевала сплиновское "Нева, великолепный вид..." и ловила попутку до Дороги Жизни, я поняла, что день прожит не зря и дорожные боги меня любят.
А кадская-гадская пыль крайне плохо смывается и отстирывается, скажу я вам.

23:25 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Помнится, когда я в нежном возрасте восемнадцати лет (челка, сигарета, косуха, общага, белый халат и много-много счастья) посмотрела фильм, эти девочки разбили мое юное сердце об ребра к чертовой матери:
причина столь странной кардиологической картины

Размазанные акварелью и извалянные в солнечной пыли блондиночки. Идеальны.

Когда в менее нежном возрасте двадцати лет (синяки под глазами, электронная читалка, вишневая помада и много выступивших из-под кожи нервов) я прочитала книгу, она пригвоздила мне печень к легким.

"Сестрам Лисбон было тринадцать (Сесилия), четырнадцать (Люкс), пятнадцать (Бонни), шестнадцать (Мэри) и семнадцать (Тереза). Никто из них не отличался ростом, джинсы выгодно подчеркивали их округленные ягодицы, а пухленькие щечки каждой из сестер отличались тою же мягкостью. Всякий раз, когда нам выпадала возможность взглянуть на них, их лица казались непристойно открытыми, словно бы мы привыкли созерцать женские лики исключительно затянутыми вуалью. Никто не мог уразуметь, как же мистеру и миссис Лисбон удалось произвести на свет столь миловидное потомство."
"Стивен поведал нам о находке, помыслить о которой мы не могли и в самых буйных фантазиях. В мусорном ведре лежал смятый «Тампакс» с красными пятнами, едва-едва вынутый из тела одной из сестер Лисбон. Сиссен признался, будто хотел захватить его с собой, принести его нам, что это была никакая не гадость, а замечательная вещь, вам бы только взглянуть, что-то вроде произведения современного искусства, и потом добавил, что насчитал в шкафчике двенадцать пачек таких же «Тампаксов». Лишь тогда в уборную постучала Люкс с вопросом, не умер ли он там, и Питер поспешил распахнуть дверь. Волосы девушки, скрытые за обедом под беретом, теперь рассыпались по плечам. Люкс не вошла в ванную, но уставилась в глаза Питеру. Затем, расхохотавшись на манер гиены, она миновала его со словами: «Ты уже закончил? Мне здесь кое-что нужно». Направилась к шкафчику, постояла рядом с ним и сложила руки за спиной. «Это личное. Выйдешь?» — спросила она, и Питер Сиссен скатился вниз по лестнице с пылающим лицом, поблагодарил мистера и миссис Лисбон за прекрасное угощение и поспешил прочь, чтобы сообщить нам: у Люкс Лисбон между ног течет кровь, прямо сейчас, в этот самый миг, когда небо заслонили собою полчища мошкары, а на улицах зажигаются фонари."
"Он откинулся на подголовник и приоткрыл рот, стараясь ослабить тесноту в груди, когда совершенно неожиданно в салоне автомобиля всколыхнулся воздух. Трип почувствовал, как его хватают за отвороты на рукавах, тянут вперед и толкают обратно — так, будто неведомое существо с сотней глоток принялось вдруг высасывать костный мозг из его костей. Набрасываясь на него, подобно изголодавшейся волчице, она не сказала ни словечка, и Трип мог бы не понять, кто это, если б не вкус арбузной жвачки, которую после первых же пылких поцелуев обнаружил у себя во рту. Люкс уже успела снять брюки и пришла к Трипу в ночной рубашке из фланели. Ее влажные ступни принесли деревенский аромат свежескошенной травы. Он ощупал ее сырые голени, ее горячие колени, ее колючие бедра, и затем, объятый ужасом, сунул палец в алчную пасть зверя, сидевшего на привязи под тонкой талией. Ему словно еще не доводилось касаться девушки; он гладил шерстку, и пальцы скользили в подобии взбитого розового масла. В машине он столкнулся сразу с двумя животными: одно сопело и кусалось наверху, второе же стремилось порвать путы и выбраться на волю из своей волглой пещеры. Трип храбро пытался сделать все, что было в его власти, чтобы накормить обоих, умиротворить их, но сознание собственного бессилия все росло, и несколько минут спустя, проронив лишь: «Надо вернуться до вечернего обхода», Люкс покинула его, скорее мертвого, чем живого."

Ну и любимое (я в курсе, что книга не только об этом, но):
"«Большинство людей так и умирают, не изведав подобной любви, — заявил он, собрав воедино все мужество, уцелевшее на руинах былой жизни. — Всего-то раз, но мне довелось вкусить ее, парни». Для сравнения, возлюбленные Трипа времен поздней юности и зрелости были послушными, покорными созданиями с гладкими боками и заученными стонами удовольствия. Даже во время акта любви Трип мог представить, как они приносят ему горячее молоко, заполняют его налоговые декларации или плачут навзрыд у его смертного ложа. Они были теплыми и любящими женщинами-грелками. Даже те из них, что кричали на пике страсти, всегда брали фальшивые ноты, и никакие эротические переживания минувших лет не достигали высот абсолютной тишины, в которой Люкс заживо содрала с него кожу."

А все просто: любовью лучше заниматься под взглядом смерти. Если, конечно, хочешь и готов выпить все, что она дает. Это уже не Евгенидис и не Коппола, это я и один из моих незамысловатых выводов. К черту смерть, это было про жизнь, любовь и красоту... Ах незадача, ведь в соединении все это и дает смерть. А то, что состоит из таких прекрасных компонентов, не может быть плохим. Это второй вывод. Об остальных я, пожалуй, умолчу. Да и пост ни разу не об этом, лучше посмотрите, какие сестрички Лисбон прелести и в фильме, и в книге!

22:27 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
— Давай, чего ты!
Я в растерянности. Не то чтоб для меня это в первый раз: пару лет назад регулярно было и так, и в обратном положении, причем всегда с парнями ввиду количественного недостатка девушек. Но сейчас как-то стеснительно, хотя вроде и мужчина свой, да и место безлюдное...а, где наша не пропадала, наша вечно где-то пропадает!
Запрыгиваю сверху, обхватываю ногами за бедра, руками за плечи, утыкаюсь в шею. Ерзаю, устраиваясь поудобней. Он выдыхает мне в ладонь и начинает двигаться. Легко покачиваюсь на нем, мышцы под моими ладонями превращаются в мрамор, я ловлю ритм — так удобнее обоим. Вот для чего нужны были пять лет музыкалки - для ловли ритма, ну и немного для быстроты и силы пальцев. Выше, выше, кожа раскаляется, дыхание чаще и глубже, а мои конечности — все четыре — сжимаются вокруг него во все более тесное кольцо.

... Если вы не поняли, вы только что прочитали про процесс таскания меня в гору. Да, я была дорогим походным рюкзаком с ценным содержимым:
читать дальше
Висеть коалой на чужой спине, закинув на плечо пакет с грибами и помахивая туфелькой в такт движениям — бесценно.

20:09 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
С того момента, как я поняла, что сплю в одной кровати с человеком, похожим на молодого Ченнинга Татума, моя жизнь не будет прежней. Собственно, с сегодня.
А еще считаю, что все проблемы героев фильма "Она — мужчина" решались просто: девочка к девочке, мальчик к мальчику. Ибо если тебе нравится девушка, пусть и переодетая в парня, или ты хочешь делиться мимимилыми секретами с соседом по комнате, стоит чекнуть свою ориентацию. Серьезно.

18:47 

В середине неба

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
"Семнадцать минут до захода солнца!"
Руководитель прыжков всматривается в небо со всеми остальными. Седой и загорелый ( и то, и другое - последствия работы), он щурится в пылающее небо, и вместе с ним щурятся еще человек тридцать. Там, наверху — друзья, любимые, товарищи. Один на один с задачей.
"Формация на боевом!" — усиленный динамиком голос с манифеста.
"Вон они, вон!"
Все беспорядочно шарят глазами, отыскивая два самолета. Искомое обнаруживается на краю облака, и кажется, что они зависли там, прицепились к мягкому краю и спят. Но нет, вот их обливает луч солнца, и они расходятся в стороны.
Теперь нужно вглядываться в бездну. И очень быстро бездна тоже вглядывается в тебя — большим ромбом зрачка-формации.
"Давайте, давайте! Подтяните левый фланг, ну, давайте!" — те, кто уже видят фигуру, кричат и прыгают, хоть и знают, что не будут услышаны. Такая ритуальная пляска. Те, кто еще не заметили, пытаются ориентироваться по беспорядочным движениям рук, которые тыкают часто сильно... Пожалуй, "пальцем в небо" тут наиболее подходящее выражение.
Небо — прозрачный розово-голубой опал, оправленный в золото облаков — такое нежное и невинное, больно обжигает глаза, если смотреть на него слишком долго. Но нельзя, невозможно оторваться, даже когда картинка начинает прорастать смазанными радужными пятнами. Но и сквозь них видно, как ромб теряет нижний угол, потом линии рассасываются по блекнущей синеве, чтобы несколько секунд спустя расцветить ее флагами куполов.

... Позже, когда на кадр накладывают сетку и становится видна полная идеальность фигуры, на секунду затихшая формация взрывается криками, аплодисментами, рукопожатиями и объятиями.
А я смотрю на него.
— Это здорово, это так... Я не знаю, как объяснить...
Мне не нужны объяснения. Я вижу, как сияют новорожденные звезды в твоих глазах, а в груди пылает сегодняшний закат, который уже никогда не погаснет.
Я знаю, что ничто не зовет громче неба.

22:47 

Кладбищенской земляники крупнее и слаще нет
Самые красивые закаты в моей жизни - в общежитии РУДН. Семнадцать этажей, балконы во весь торец, ось запад-восток, ни одного высотного здания на ближайшую пару километров на горизонте - вот формула идеального заката.
Нужно будет зайти как-нибудь только ради того, чтобы снова подняться туда и увидеть это.

Бродя по Млечному Пути

главная